Под предметом науки понимается не нечто материальное, а то, на что направлено ее внимание. Логика обращена к мысли, исполь­зуемой человеком в своей жизнедеятельности, в том числе и в по­знании. Таким образом, логика изучает не предметный мир, не дей­ствительность, не мир вещей, даже и не человека и не процесс по­знания им мира вещей. Подлинным предметом логики являются мыслительные формы, или формы мысли, их свойства, взаимосвя­зи и законы (правила), которым мысли подчиняются.

Казалось бы, учитывая многовековую историю логики, гово­рить о предмете логики излишне. Однако стоит только обратить внимание на количество опубликованных в последние годы спра­вочников, учебников и учебных пособий по логике, в которых логи­ка понимается и как абстрактная теория доказательств, и как наука о практических рассуждениях, и как искусство правильно мыслить, так сразу становится ясно, что предмет логики понимается и сейчас по-разному, как по-разному понимаются место, роль, значение и за­дачи логики. Уточним, насколько полно охватываются элементы предметного поля логики нашими определениями данной науки.

Как наука логика сформирована трудами Аристотеля еще в IV в. до н.э. Представление Аристотеля (384-322 до н.э.) о предмете логики восстановимо по корпусу его логических работ. Эти рабо­ты Аристотеля были собраны его преемниками по Ликею в один том, получивший в истории логики название «Органон». Понят­ное дело, что это не собственно аристотелевское название. В «Ор­ганон» вошли труды Аристотеля под названием «Категории», «Об истолковании», «Аналитики», «Топика» и «О софистических опровержениях». Содержание этих работ как раз и обрисовывает то предметное поле логики, которое и до наших дней в общем и це­лом сохраняется. В логических своих трудах Аристотель выделяет такие отдельные формы мысли, как идеи, имена, или, говоря со­ временным языком, понятия; высказывания, или суждения, умоза­ключения, доказательства, опровержения и пр. Помимо форм мыс­ли Аристотель рассматривает и некоторые приемы мыслительной деятельности, такие как абстрагирование, обобщение, ограничение и др. Чаще всего Аристотель называл свою науку диалектикой, но можно считать, что название этой науки по Аристотелю — ана­литика, т.е. анализ рассуждений, анализ мыслительных форм. Сло­во «логика» для обозначения этой науки ввел в самом начале III в. до н. э. основатель стоического направления в философии Зенон (ок. 336-264 гг. до н.э.) из города Китиона на Кипре.

Слово «логика» происходит от древнегреческого «логос», которое еще тогда представляло собой крайне многозначное вы­ражение. Оно переводится на русский и как «мысль», «слово», «речь», и как «понятие», «суждение», «предложение», «разум», «принцип», «закон», «мировой порядок». «Не мне, но Логосу внимая, — призывал Гераклит, — мудро признать, что все еди­но», и согласно этому Логосу, по его мнению, совершается все происходящее в мире. Многозначность слова «логос» отразилась и на слове «логика». В наше время слово «логика» использует­ся не только для обозначения науки. Логикой называют и зако­номерную связь предметов, явлений, событий в окружающем ве­щественном мире, что отражается в таких часто встречающихся выражениях, как «логика вещей», «логика действительности», «логика событий», или «физическая», «предметная», «причинно- следственная», «практическая», «объективная логика» и т. п. В этом значении слово «логика» входит составной частью в назва­ние некоторых наук, например «биология», «геология», «социо­логия», «психология», «физиология» и пр., подчеркивая, что нау­ки связаны с поиском и открытием законов (естественного мира или общественного), а также и с их использованием.

Логикой называют и закономерную взаимосвязь между мысля­ми в рассуждениях того или иного человека, выделяя «железную логику» Иванова, Петрова, Сидорова или субъективную логику, присущую всякому человеку. В этом значении слово «логика» подчеркивает, что тот или иной рассуждающий человек (все люди из некоторой группы людей или все люди вообще) связывает свои мысли в определенной последовательности, не хаотично, а по за­кону, другими словами, он соблюдает (осознанно или стихийно) нормы логики как науки. Можно, конечно, пользоваться любым из этих значений, но в то же время должно четко различать значе­ние слова «логика» в том или ином контексте.

Когда говорят или пишут: «Логично!» — то подразумевают, что обсуждаемый предмет (явление, процесс) рассматривается человеком обстоятельно, последовательно. В таком рассмотрении мысли о предметной области связаны между собой по закону, вся­кая последующая мысль вытекает из предшествующей обязатель­но, по необходимости, в силу того или иного правила. В этом смыс­ле «логично» — значит обусловлено соответственно предметной области тем или иным законом: то ли законом связи букв и слов в предложении, то ли законом природы, то ли общественным за­коном, то ли законом связи мыслей в рассуждении и т. п. Обнару­жение «логики» в речи может означать, что человек, говоря на том или ином языке, соблюдает правила (законы) этого языка. Он пра­вильно связывает буквы и звуки в словах, слова в предложениях, наконец, предложения друг с другом в процессе речи. Эти правила раскрываются и формулируются грамматикой того или иного язы­ка, и грамматика вооружает нас ими. Если правила соблюдаются, то человек говорит культурно, правильно, т. е. по правилам и в этом смысле логично. Но это одна «логика», она усваивается в процессе освоения разговорной речи, изучается в начальной и средней шко­ле на уроках родного языка и литературы и поэтому, можно сказать, усвоена с молоком матери. Другая логика связана с соблюдением в процессе рассуждения законов связи между мыслями. Посколь­ку же мысль не то же самое, что слово, то и законы мысли не то же, что законы языка. Как правило, законы мысли остаются вне поля зрения начальной и средней школы, и это тоже служит причиной трудности усвоения предмета логики.

В истории логики многие, вслед за Аристотелем, называли ее диалектикой, и в процессе проникновения логики в западноевро­пейскую культуру слова «логика» и «диалектика» использовались как синонимы, порой слово «диалектика» даже употреблялось чаще слова «логика». Так было вплоть до XVII в. Потом слово «логика», можно сказать, окончательно закрепляется как название специ­альной науки о правильном мышлении, в частности, после выхода в 1662 г. работы французских теологов А. Арно и П. Николь «Логи­ка, или Искусство мыслить».

Искусство мыслить стали понимать как действие с мыслями по определенным правилам. Значит, чтобы мыслить по правилам, надо как минимум знать эти правила, а кроме того, еще и осозна­вать специфику предметной области применения этих правил, т. е. специфику мысли, потому что нормы (правила, законы) лишь тогда будут полезны, когда предметная область их приложения не подменяется какой-нибудь другой. Важно осознавать, что ло­гика как наука не занимается проблемами происхождения форм мысли и их содержательной динамикой. Для логики формы мысли как бы уже заданы, она берет их таковыми, какие они есть, а по­скольку ни одна наука сама по себе формы мысли не рассматри­вает, не исследует их структуру, их свойства, особенности и зако­ны, то исторически за логикой эта задача и закрепилась. Логика обязуется исследовать формы мысли и вооружить знанием о них всех желающих, будь то ученые или профаны. Такое знание имеет прямое практическое значение, так как только осознанное исполне­ние законов «материала» (мыслительных форм) гарантирует успех и оптимальную эффективность всего процесса мышления.

 

О законах мышления

Рациональное и чувственное в познании

В процессе познания принимают участие не только мысли, не только рациональные формы отражения, но и чувственные, ко­торые уж никак формами мысли не являются. Тем не менее между ними имеется генетическая связь, поэтому и о чувственных формах отражения обычно говорят в логике. Чувственные формы отраже­ния предшествуют рациональным (логическим) и обусловливают их. К чувственным формам познания относятся ощущения, вос­приятия и представления.

Классификация

Логика как метод

Предметом логики является не мышление в целом, не исторический процесс его формирования, развития, не история мышления, не диалектика его, а всего лишь сложившиеся формы мысли с их свойствами, признаками, отношениями; элементар­ные мыслительные методы; внутренние и внешние закономерные их связи. Логика, исследуя формы мысли сами по себе, выявляет свойства, признаки и законы их (т. е. законы структуры, законы строения каждой формы мысли в отдельности).

Сокращённые и сложные силлогизмы

Мышление и язык

Поскольку мысль — явление идеальное, обнаружить ее органа­ми чувств нельзя. Мысль можно лишь осмыслить или помыслить. А раз так, то мысль, строго говоря, нельзя и передать другому чело­веку. Мыслительный процесс как процесс оперирования мыслями обладает теми же свойствами, что и мысли, т. е. нельзя непосред­ственно научить другого мыслить. Другому мыслящему существу мы передаем не мысли, а сигналы о мыслях. Люди общаются, пони­мая друг друга, потому что владеют соответствующим материаль­ным средством выражения мыслей — языком.

О логических ошибках

Формы мысли как предмет логики

Мысли как элементы мыслительного процесса сами по себе идеальны, они проявляются для нас через определенные знаковые, вполне материальные системы (речь, язык и т. п.). Несмотря на тес­нейшую связь мысли и языка (понятия и слова, суждения и пред­ложения), все же они принципиально различны: язык как знаковая система основывается на оперировании наглядно представимыми (физическими) объектами — знаками, мысли же идеальны.

Веселов М.П.

Быково, а/я 1991,
Московская область,
140150, Россия

+7 (495) 266-60-56